Вопрос-ответ

ООО владеет товарным знаком. Общество использует данный товарный знак при оказании транспортных услуг населению (наносит на транспортные средства, использует в рекламе и т.п.). На федеральном телеканале вышел художественный фильм, в котором на протяжении всего фильма активно демонстрируются и используются в сюжете транспортные средства с нанесенным товарным знаком ООО, звучит название ООО. Причем по сюжету фильма создается негативное впечатление о компании, использующей данный товарный знак. Никакого договора на использование товарного знака ООО не заключало. Сюжет фильма является вымышленным.

Могут ли использование в процессе съемок художественного фильма имущества, на котором размещен товарный знак, без согласия правообладателя товарного знака и собственника этого имущества, а также демонстрация снятого фильма рассматриваться как незаконное использование товарного знака? Возможно ли предъявление требований о возмещении вреда деловой репутации?

Товарный знак является результатом интеллектуальной деятельности - охраняемым законом средством индивидуализации (пп. 14 п. 1 ст. 1225 ГК РФ).

На все результаты интеллектуальной деятельности признается исключительное право, которое в соответствии ст. 1229 ГК РФ состоит в праве использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, по своему усмотрению разрешать или запрещать его использование другим лицам, а также распоряжаться этим правом. Другие лица не могут использовать средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Если использование средства индивидуализации осуществляется без согласия правообладателя, такое использование является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование средства индивидуализации без согласия правообладателя допускается ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 1477 ГК РФ товарный знак - это обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

В соответствии с п. 2 ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака:

  1. на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ;
  2. при выполнении работ, оказании услуг;
  3. на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
  4. в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;
  5. в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Пунктом 3 ст. 1484 ГК РФ установлен запрет на использование охраняемого в РФ товарного знака без разрешения правообладателя. Согласно этой норме никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными (п. 1 ст. 1515 ГК РФ).

Защита исключительных прав по общему правилу осуществляется способами, определенными в ст. 1252 ГК РФ. В случае неправомерного использования третьим лицом средств индивидуализации защита прав правообладателя может осуществляться, в частности, путем предъявления такому лицу требования о возмещении убытков (пп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). При этом п. 3 ст. 1252 ГК РФ определено, что в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

Кроме того, за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания или сходных с ними обозначений для однородных товаров ст. 14.10 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.

Из приведенных норм следует, что использование товарного знака без разрешения правообладателя признается незаконным не во всех случаях, а исключительно в тех, когда товарный знак использован в отношении товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован, или однородных товаров.

Использование в процессе съемок художественного фильма имущества, на котором размещен товарный знак, без согласия правообладателя товарного знака и собственника этого имущества, а также демонстрация снятого фильма, на наш взгляд, по смыслу норм закона не может рассматриваться как незаконное использование товарного знака.

На основании п. 1, п. 5 и п. 7 ст. 152 ГК РФ, организация вправе требовать в судебном порядке опровержения сведений, порочащих деловую репутацию организации, а также возмещения убытков, причиненных их распространением (смотрите также п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10).

В п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 (далее - Постановление N 3) указано, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, являются:

  1. факт распространения ответчиком сведений об истце;
  2. порочащий характер этих сведений;
  3. несоответствие этих сведений действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом (смотрите, например, определение ВАС РФ от 20.07.2009 N 8390/09, решение Арбитражного суда Ивановской области от 02.09.2008 N А17-2157/2008, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2008 N 09АП-4310/2008).

При этом в силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 9 Постановления N 3).

В п. 5 Постановления N 3 указано, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Организации, в отношении которой распространены сведения, порочащие ее деловую репутацию, наряду с правом на опровержение таких сведений предоставлено право требовать возмещения убытков и морального вреда (п. 15 Постановления N 3, определение Конституционного суда РФ от 04.12.2003 N 508-О). Факт распространения таких сведений должен подтверждаться представленными суду доказательствами, а негативный характер оценки деятельности организации при необходимости может быть подтвержден, например, по результатам соответствующего экспертного заключения (смотрите, например, решение Арбитражного суда Свердловской области от 20.01.2009 N А60-35521/2008-С9 и постановление ФАС Уральского округа от 20.05.2009 N Ф09-3202/09-С1).

Как разъяснено в п. 7 Постановления N 3, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. К порочащим относятся, в частности, сведения, содержащие утверждения о нарушении лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В этом смысле представляется, что упоминание конкретного лица в художественном произведении не может рассматриваться как обстоятельство, которое может послужить основанием для предъявления этим лицом требований о защите деловой репутации. Ведь художественное произведение изначально позиционируется именно как вымысел, фантазия автора, то есть информация, заведомо не соответствующая действительности.

С другой стороны, существование понятия "product placement" позволяет говорить о возможности использования художественного произведения и с противоположной целью, а именно - для размещения в нем скрытой или явной антирекламы. Однако вопрос о том, следует ли такого рода информацию, содержащуюся в художественном произведении, рассматривать как порочащую деловую репутацию организации, на наш взгляд, в каждой конкретной ситуации может быть разрешен только судом. Правоприменительной практики по данному вопросу нам обнаружить, к сожалению, не удалось.

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Аносова Юлия, Александров Алексей.