Вопрос-ответ

Между иностранной компанией и российским резидентом - юридическим лицом заключено лицензионное соглашение. Согласно предмету договора лицензиар (иностранная компания) предоставляет лицензиату (российская организация) право использования товарных знаков на "территории" в течение срока договора при осуществлении деятельности, связанной с производством и реализацией лицензированных товаров. Под "территорией" понимается Российская Федерация. Пунктом договора предусмотрено, что лицензиат не должен использовать или давать разрешение на использование товарных знаков за пределами РФ.

Лицензионный договор предусматривает определение размера роялти в процентах от выручки от реализации товара, произведенной на территории Российской Федерации, без указания на то, что для целей расчета размера вознаграждения лицензиара учитывается только выручка от реализации товаров на территории РФ.

Согласно условиям лицензионного договора роялти (лицензионные платежи) определяются как 2% от оборота, включающие исключительно выручку от реализации товаров, произведенных лицензиатом на территории Российской Федерации.

В своей деятельности лицензиат производит товары, наносит на упаковку товаров товарный знак (лицензируемые товары) и осуществляет их продажу, при этом часть товаров экспортируется.

Может ли быть признан необоснованным в целях налогообложения прибыли лицензиата учет расходов на выплату той части роялти, которая рассчитывается как процент от выручки товаров, реализованных на экспорт, учитывая, что договор ограничивает использование товарного знака территорией РФ?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:

Изложенные в вопросе обстоятельства сами по себе не свидетельствуют о необоснованности включения в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли лицензиата, сумм роялти в виде процентов от выручки товаров, реализованных на экспорт.

Обоснование позиции:

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ). Расходы могут быть учтены при налогообложении прибыли при условии, что они экономически оправданы, документально подтверждены и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Подпунктом 37 п. 1 ст. 264 НК РФ периодические (текущие) платежи за пользование правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации отнесены к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, которые уменьшают налогооблагаемую прибыль при соблюдении поименованных в п. 1 ст. 252 НК РФ общих критериев учета расходов.

Согласно п. 1 ст. 1477 ГК РФ товарный знак относится к средствам индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

В силу п. 1 ст. 1489 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на товарный знак (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования товарного знака в определенных договором пределах с указанием или без указания территории, на которой допускается использование, в отношении всех или части товаров, для которых зарегистрирован товарный знак.

Если лицензионный договор на право использования товарного знака является возмездным, в нем предусматривается условие о размере причитающегося лицензиару вознаграждения или порядке его определения, в том числе выплачиваемого в виде периодических платежей (роялти) (п. 5 ст. 1235 ГК РФ).

При этом размер вознаграждения по лицензионному договору или порядок его определения согласуется сторонами с учетом принципа свободы договора, позволяющего определять любые условия договора, в том числе его цену, по усмотрению сторон, если это не противоречит закону или иным правовым актам (п. 2 ст. 1, ст. 421 ГК РФ).

Следовательно, стороны лицензионного договора вправе самостоятельно определить, подлежит ли уплате роялти за право использования товарного знака исходя из суммы выручки от реализации товаров, для индивидуализации которых используется этот товарный знак, на территории России либо вне зависимости от места их реализации.

Что касается возможного признания необоснованным включения в расходы лицензиата, учитываемые при налогообложении прибыли, суммы роялти в виде процента от выручки товаров, реализованных на экспорт, отметим следующее.

Налоговые последствия гражданских правоотношений основываются на условиях сделок, которые, как уже отмечено, стороны по общему правилу согласуют по своему усмотрению. Как подчеркивается в ряде определений Конституционного Суда РФ (смотрите, например, Определение от 25.01.2012 N 134-О-О), положения п. 1 ст. 252 НК РФ требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы. Судебная практика также обращает внимание, что в соответствии с принципом свободы экономической деятельности (ст. 8 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. В полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления и уплаты налогов, а не дача оценки гражданско-правовым отношениям хозяйствующих субъектов с точки зрения предписания субъектам предпринимательской деятельности определенных способов достижения экономического результата с меньшими затратами (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2015 N 08АП-3734/15). Самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности (в том числе условия заключаемых гражданско-правовых договоров), отвечающее требованиям гражданского законодательства в РФ, в отсутствие иных доказательств не может само по себе рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды, которую получил налогоплательщик, необоснованной (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2013 N 12АП-11374/13).

Эта правовая позиция получила развитие в ряде судебных актов, в которых указывается на недопустимость вмешательства налоговых органов в гражданско-правовые отношения. Так, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 22.12.2014 N 15АП-21084/14 обратил внимание, что налоговая инспекция не вправе вмешиваться в гражданско-правовые отношения сторон и оценивать их экономическую составляющую с точки зрения целесообразности. Из постановления следует вывод о том, что в случае, если хозяйственная операция учтена в соответствии с ее действительным экономическим смыслом, расходы налогоплательщика, связанные с ее осуществлением, могут быть учтены при налогообложении прибыли.

К аналогичному выводу пришел Арбитражный суд Свердловской области в решении от 24.01.2013 N А60-43761/2012, в котором отмечено, в частности, что в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического эффекта с меньшими затратами.

Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 26.02.2008 N 09АП-1234/2008 отметил, что неиспользование права не производить выплату по договору не может расцениваться как осуществление необоснованного расхода в целях ст. 252 НК РФ, поскольку оценивать целесообразность использования права осуществить или не осуществить расход может только налогоплательщик.

Применительно к отношениям по договору энергоснабжения Второй арбитражный апелляционный суд в постановлении от 14.03.2013 N 02АП-1060/13 указал, что налоговый орган не вправе вмешиваться в гражданско-правовые отношения сторон по договору и произвольно исключать из выставленных в адрес налогоплательщика счетов-фактур и актов потребления какую-либо сумму, ссылаясь на необоснованное предъявление налогоплательщику такой суммы со стороны контрагента.

К схожим выводам, смысл которых сводится к недопустимости вмешательства налоговых органов в сферу договорных отношений, включая условия договоров, согласуемые сторонами по своему усмотрению, судьи приходили и во многих других ситуациях (смотрите, например, постановления ФАС Уральского округа от 25.11.2013 N Ф09-12068/13, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2014 N 15АП-18852/14).

Считаем необходимым заметить, что, с нашей точки зрения, нарушение лицензиатом пределов или способов использования средства индивидуализации не лишает лицензиара права требовать выплаты вознаграждения в размере, определенном в соответствии с условиями договора. Как следует из вопроса, стороны в настоящей ситуации не ограничили размер роялти в отношении только той части выручки, которая получена от реализации товаров на территории России. Кроме того, лицензиар, как и любой участник гражданских правоотношений, осуществляет свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Поэтому он вправе самостоятельно решать вопрос о применении или неприменении к лицензиату мер ответственности за нарушение договорных обязательств, равно как и не лишен права по согласованию с лицензиатом изменить способы использования товарного знака или пределы территории, на которой он может быть использован. Наконец, стороны вправе своим соглашением изменить или конкретизировать порядок определения размера вознаграждения по лицензионному договору (п. 1 ст. 450 ГК РФ), в частности, прямо установив, что роялти исчисляются исходя из общего размера выручки от реализации товаров, для индивидуализации которых используется товарный знак, в том числе на экспорт.

Полагаем, что согласование такого порядка определения размера роялти может следовать, в том числе, из отчетов лицензиата, принятых лицензиаром (п. 1 ст. 1237 ГК РФ), или иных документов, составляемых сторонами в ходе исполнения лицензионного договора. Эти вопросы относятся к сфере договорного регулирования и находятся вне компетенции налоговых органов.

Поэтому, на наш взгляд, исходя из содержания вопроса, в рассматриваемом случае нет каких-либо явных оснований для непризнания в целях налогообложения прибыли расходов на выплату роялти в части товаров, реализуемых на экспорт, в связи с предполагаемым (по мнению налогового органа) отсутствием у лицензиара права на получение этих платежей. Вместе с тем правомерность включения в сумму роялти процента от выручки товаров, реализованных на экспорт, и обоснованность расходов на выплату роялти для целей налогообложения прибыли в спорной ситуации окончательно может быть оценена только судом с учетом всей совокупности фактических обстоятельств и условий лицензионного договора.

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Ерин Павел, Горностаев Вячеслав.