Вопрос-ответ

Был заключен договор на поддержку и сопровождение программного обеспечения между стороной N 1 (лицензиар) и стороной N 2 (заказчик), по которому заказчику передается однопользовательская лицензия на программное обеспечение (лицензия является бессрочной). Также лицензиар осуществляет за определенную плату обслуживание и поддержку программного обеспечения (далее - ПО). Заказчику данное ПО теперь не нужно, он хочет передать (продать) это ПО (лицензию) другой организации (сторона N 3). В заключенном договоре на поддержку и сопровождение ПО есть условие: "Заказчик обязуется не продавать, сублицензировать, передавать, закладывать или обременять полностью или частично любой Лицензионный продукт или его копии без предварительного письменного согласия Лицензиара. Любая попытка Заказчика продать, сублицензировать, заложить, обременить или передать какие-либо права или обязательства по настоящему Соглашению или любой Лицензионный продукт, или его копии полностью или частично не будет иметь юридической силы". Лицензиар (сторона N 1) не против продажи (передачи) заказчиком (стороной N 2) лицензии стороне N 3 и готов дать письменное согласие.

Каков порядок замены стороны в договоре с передачей всех прав и обязанностей по нему третьему лицу?

Прежде всего отметим, что, как следует из вопроса, у каждой из сторон указанного в нем договора существуют права и обязанности по отношению друг к другу. Следовательно, каждая сторона такого договора считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать (п. 2 ст. 308 ГК РФ). Поэтому к сделке, согласно которой происходит полная передача прав и обязанностей одной из сторон третьему лицу (передача договора), применяются как правила об уступке права требования, так и правила о переводе долга (ст. 392.3 ГК РФ).

Одним из обязательных условий замены должника в обязательстве является получение согласия кредитора на перевод долга (п. 2 ст. 391 ГК РФ). Кроме того, в рассматриваемом случае на основании соглашения между сторонами договора ограничена также и возможность беспрепятственной уступки права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ).

Таким образом, в данной ситуации для передачи договора необходимо получение согласия лица, являющегося правообладателем исключительных прав на программное обеспечение и исполнителем по договору на поддержку и сопровождение данного программного обеспечения. Законодательство не устанавливает каких-либо требований к форме и способу выражения такого согласия. Однако, как напрямую вытекает из вопроса, согласно условиям договора такое согласие в рассматриваемом случае должно быть выражено в письменной форме. Если договор не содержит дополнительных требований к оформлению такого согласия и к его содержанию, то оно может быть дано правообладателем любым способом, в том числе в одностороннем порядке без заключения каких-либо договоров. Главное, чтобы из данного документа прямо следовало, что правообладатель выражает согласие как на перевод долга, так и на уступку права требований по соответствующему договору.

Договор об уступке права требования (цессии) и о переводе долга по смыслу п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 и п. 1 ст. 391 ГК РФ заключается между старым и новым кредиторами и между старым и новым должниками. Иными словами, для их действительности необходимо и достаточно участия в них двух сторон: лица, уступающего право (передающего долг), и лица, приобретающего право (принимающего на себя долг). Поэтому в заключении трехстороннего соглашения в рассматриваемом случае необходимости нет.

Соглашение о передаче договора, совершенного в простой письменной или в нотариальной форме, должно быть совершено в той же форме, что и сам договор, а если такой договор подлежал государственной регистрации, то и соглашение о передаче договора должно быть зарегистрировано, если иное не установлено законом (ст. 389, п. 4 ст. 391 ГК РФ).

Поскольку лицензионные договоры на программы для ЭВМ и на оказание услуг по поддержке и сопровождению указанных программ государственной регистрации не подлежат, то при отсутствии нотариального удостоверения договора, указанного в вопросе, соглашение о передаче прав и обязанностей по нему может быть совершено в простой письменной форме.

К сведению:

По общему правилу условие о сроке, на который заключается лицензионный договор, не является существенным условием такого договора, поскольку не относится к его предмету и не названо в законе в качестве существенного (ст. 432 ГК РФ).

Однако срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (п. 4 ст. 1235 ГК РФ). В случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Из изложенного следует, что если срок действия лицензионного договора прямо не обозначен в нем, то он определяется на основании закона и составляет 5 лет. Следовательно, если в лицензионном договоре будет указано, что он является бессрочным, то это, на наш взгляд, может свидетельствовать о том, что конкретный срок его действия не согласован сторонами. И поэтому он будет определяться на основании положений закона.

В связи с этим в рассматриваемом случае существует риск признания договора, по которому уступаются права и переводится долг, заключенным на пятилетний срок, а не на весь срок действия исключительного права на программное обеспечение, обозначенное в таком договоре.

Ответ подготовил: Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ кандидат юридических наук Широков Сергей.