Вопрос-ответ

Компания, резидент Британских Виргинских островов, является правообладателем всех имущественных прав на сценарий фильма, который был создан автором (гражданином США) согласно договору уступки прав требования по договору между заказчиком и работодателем. Она заключила лицензионный договор и предоставила неисключительную лицензию на использование сценария для создания фильма, выполнение его перевода, переработки и использования сценария в составе фильма всеми возможными способами резиденту Кипра.

Резидент Кипра, в свою очередь, заключил договор с гражданином РФ на перевод сценария на русский язык, получив права на перевод в полном объеме. После этого резидент Кипра заключил с российской организацией лицензионный договор, по которому представил неисключительную лицензию на использование сценария для создания фильма без ограничения сроков и территории всеми способами, которые возможны по законодательству РФ, кроме того, он представил неисключительную лицензию на имеющийся перевод сценария. Применимым к лицензионному договору на использование сценария фильма и к отношениям его сторон является право Российской Федерации.

Будет ли российская организация считаться обладателем исключительного права на фильм, если она не обладает исключительными правами на использование сценария и его перевода? Следует ли в договорах указывать, что по лицензионному договору автор не только предоставляет лицензию на использование сценария определенными способами (перевод, переработка, создание фильма на его основе и т.п.), но и отчуждает исключительное право на использование фильма в части прав автора в полном объеме?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Право на использование фильма как сложного объекта интеллектуальных прав возникает у организатора создания этого объекта и в том случае, если он обладает не исключительным правом на соответствующий сценарий, а лишь правом его использования на основании лицензионного договора.

Само по себе упомянутое в вопросе условие лицензионного договора не противоречит закону.

Обоснование вывода:

В соответствии с п. 1 ст. 1263 ГК РФ кинематографические произведения относятся к аудиовизуальным произведениям.

Согласно п. 2 ст. 1263 ГК РФ авторами аудиовизуального произведения выступают его режиссер-постановщик, автор сценария, а также композитор, являющийся автором музыкального произведения (с текстом или без текста), специально созданного для этого аудиовизуального произведения. При этом каждый автор произведения, вошедшего составной частью в аудиовизуальное произведение, как существовавшего ранее, так и созданного в процессе работы над ним, сохраняет за собой исключительное право на свое произведение, кроме случаев, когда это исключительное право было передано изготовителю или другим лицам либо перешло к изготовителю или другим лицам по иным основаниям, предусмотренным законом (п. 5 ст. 1263, п. 3 ст. 1240 ГК РФ).

В свою очередь, изготовитель аудиовизуального произведения, то есть лицо, организовавшее его создание, приобретает исключительные права на это произведение в силу его создания и на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности, вошедшие составными частями в это сложное произведение (п. 4 ст. 1263, п. 1 ст. 1240 ГК РФ).

Из изложенного следует, что лица, обладающие исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности, являющиеся составными частями аудиовизуального произведения, с которыми был заключен лицензионный договор на использование этих результатов, сохраняют право их отдельного использования, но не приобретают исключительных прав на само аудиовизуальное произведение в целом и не могут в последующем определять условия его использования. Данный вывод подтверждается и судебной практикой (смотрите, например, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2013 N 15АП-13545/13).

Следовательно, у изготовителя фильма, получившего на основании лицензионного договора право использовать при создании этого фильма определенный сценарий, после создания фильма возникнет право использовать этот фильм как сложное произведение. При этом аналогичных прав у правообладателя сценария не возникает. Поэтому в лицензионном договоре с ним не нужно указывать на передачу изготовителю фильма исключительных прав на будущий фильм, так как пределы и способы использования сценария изготовителем фильма изначально определяются таким договором (п. 1, пп. 2 п. 6 ст. 1235 ГК РФ).

Одним из пределов, ограничивающих возможность использования результата интеллектуальной деятельности (в том числе и сценария) по лицензионному договору, является территория, на которой допускается его использование, подлежащая указанию в таком договоре (п. 3 ст. 1235 ГК РФ). При этом в случае использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного произведения установление ограничения в отношении территории его использования не будет нарушать положений п. 2 ст. 1240 ГК РФ.

Дело в том, что абзац третий п. 1 ст. 1240 ГК РФ, устанавливающий, что лицензионный договор на использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного произведения заключается в отношении всей территории действия соответствующего исключительного права, позволяет сторонам определить иную территорию использования этого права в самом договоре.

На этом основании Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный суд РФ в своем совместном постановлении от 26.03.2009 N 5/29 делают вывод о том, что запрет на ограничение использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, установленный п. 2 ст. 1240 ГК РФ, касается только ограничения способов такого использования, но не затрагивает права сторон лицензионного договора ограничить территорию, на которой может использоваться этот результат (п. 19.2 указанного постановления).

Таким образом, в рассматриваемом случае включение в лицензионный договор положения, ограничивающего территорию использования сценария в составе снятого на его основе фильма, не противоречит действующему законодательству.

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Широков Сергей, Александров Алексей.